Анна Михайловна Раевская (1820-1883), урожденная Бороздина, яркая и неординарная личность в кругу русского дворянства середины 19 столетия.

В семье отца генерала – лейтенанта М. Бороздина талантливая и одаренная девочка получила отличное образование. Известно, что знаменитый математик академик М.В. Остроградский восхищался ее математическими способностями.

В 1839г. она вышла замуж за друга А.С. Пушкина генерала Н. Н. Раевского – младшего (1801-1843), начальника Черноморской береговой линии, и поселилась с ним в Керчи.

Рано овдовев, она вся отдалась научным интересам и занятиям, увлекалась путешествиями, коллекционированием предметов старины и нумизматикой. Впервые с археологическими находками она познакомилась в Керчи. Занятия Раевской археологией вышли за рамки модного в те годы увлечения и стали подлинным призванием. После смерти мужа с двумя сыновьями она отправилась в Италию, где прожила пять лет, потом ездила на раскопки с академиком К. Бером, который руководил ее поездками по Прибалтийскому краю, Финляндии и Олонецкой губернии. В середине 1860 –х гг. А. М. Раевская организовала раскопки средневекового кладбища в Урочище Черное близ Усть – Рудицы в Петергофском уезде Петербургской губернии.

Качества проницательного коллекционера и подлинного ценителя М.А. Раевская проявила, обратив внимание на живую культуру окрестного населения – ингров – ижоры. В близлежащих от места ее раскопок деревнях Малое Шишкино, Большое Шишкино, Гурово (Ломоносово), Косково она приобрела большую этнографическую коллекцию.

В течение многих лет А.М. Раевская была активным сотрудником Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Его председатель Д.Н. Анучин с большой теплотой написал об А.М. Раевской, ценя ее как человека «выдающегося ума и притом аналитического, так редко встречающегося у женщин».

Согласно ее завещанию минералогическая коллекция, а также коллекция археологических слепков и подлинных памятников были переданы Обществу. Что касается ижорской этнографической коллекции, то еще 1868 г. Анна Михайловна отдала ее в Дашковский этнографический музей.

По описанию, составленному хранителем В.Ф. Миллером, следует, что первоначально это собрание насчитывало около 50 предметов. Оно включало полный комплекс ижорского женского костюма: холщевую вышитую рубаху, поясную одежду «хурсту», полосатый передник с бахромой, белый кафтан чулки, башмаки, головную повязку «из белого платка» и украшения – фибулы и ожерелья из раковин. Из предметов одежды в коллекции также были лапти, онучи и пояса. Значительную часть коллекции составляли посуда и домашняя утварь: воронка две большие ложки, ковш, тарелка, чашки, кружка, маслобойка, мутовка, две пивные кружки, три корзины, светец и рукомой; орудия прядения и ткачества; веретено, прялка, дощечки для тканья тесьмы; приспособления для курения: трубка и кожаный кисет для кремня, трута и огнива; головная щетка; музыкальные инструменты: два кантеле; счетные бирки и модели орудий труда и средств передвижения (тележки, челнока, сохи, бороны, граблей, косы, багра).

Известно, что коллекции Дашковского этнографического музея в 1924 году были переданы в собрание в собрание Центрального музея народоведения (с 1930 г. музей народов ССР). После закрытия последнего в 1948 г. основная часть этнографических коллекций перевезена в Ленинград в ГЭМ народов ССР. После закрытия последнего в 1948 г. основная часть этнографической коллекции перевезена в Ленинград в ГЭМ народов СССР ( теперь Российский этнографический музей ). Поскольку эти коллекции зачастую не имели сопровождающей документации, в ГМЭ они были за регистрированы как единая коллекция под новыми номерами. Учесть первоначальный состав и полноту отдельных собраний удалось далеко не всегда . Ижорские коллекции, особенно не повезло , т.к. она оказалась разрозненной , перемешенной с коллекцией А,С, Адлерберга и не всегда правильно аннотированной .

Вследствие вех этих обстоятельств экспонаты А.М. Раевской длительное время оставались вне поле зрения исследователей. Последнее упоминание о них в литературе содержится в статье А,Ф, Прытковой 1930 г. Однако судя по упоминанию в тексте статьи Н.Ф.Прытковой 1930г. Однако, судя по упоминанию в тексте статьи, весь костюм в целом автору был не известен, так как речь идет лишь о рубахе, ее покрое и орнаментации.

Только в начале 1990-х гг. в ходе составления каталога – указателя ижорские коллекции, ранящихся в музее, автор настоящей работы в значительной степени удалось исправить имеющиеся в описях ошибки и недоразумения. Проведённая атрибуция ижорской коллекции А.М. Раевской позволила восстановить основную часть экспонатов, входивших в нее. В настоящие время она включает около 20 этнографических памятников. Это, главным образом , посуда и предметы утвари . Среди них обращает на себя внимание большая пивная кружка из деревянных клёпок , имевшая празднично- обрядовое назначение . Она украшает выжженным точечным и звездчатым орнаментом , имеет ручку округлой формы (№8761-15261) . Архаичны по своему облику деревянной ручной работы тарелка (№ 8761-12568), ложка (№8761 -15275), половники (№ 8761- 15270-15272). На некоторых экспонатах сохранились, иногда фрагментно, собирательские этикетки. Например , чашка деревянная доблёно –резная (№8761-15273), на нее наклеен прямоугольный листок бумаги с надписью: «№ 37 Пувады ( чашка деревянная для кушаний…) Из принадлежностей домашнего быта Ингеров (Ижор) деревень Усть- Рудицы, Большое Шишкино, Малое Шишкино, Ломоносово Петергофского уезда Санкт- Петербургской губернии».

Поистине уникальный бесценный характер имеют сохранившиеся в коллекции музея предметы старинного женского костюма из деревни Ижоры. Эти празднично – обрядовый костюм замужней женщины включает следующие предметы:

1)рубаха вышитая;

2)кафтан из домотканого сукна, украшенный вышивкой;

3)кафтан обрядовый из холста, украшенный нашитой шерстяной коричневого цвета;

4)плечевая одежда (типа «аануа» ) распашная юбка с одной лямкой из синего сукна, украшенная подолу вышивкой;

5)фрагмент нижней юбки типа « хурсту» на подкладке;

6)передник, полосатый по подолу, украшенный кружевом и бахромой из разноцветной шерсти;

7)пара белых шерстяных чулок;

8)пара кожаной обуви;

9)головной убор « саппано», украшенный вышивкой;

10, 11) головной убор «саппано» с повязкой « лейна» из чёрной шелковой ленты, которая надевалась поверх «саппана».

В составе коллекции А.М. Раевской также представлены части мужского костюма: холщевая рубаха, украшенная вышивкой по низу и манжетам красными нитками (№31000), узор стилизованный, цветочный, и два тканных пояса: узкий и широкий (№31005 и 31006).

Подчеркнем еще раз, что особая историко-культурная и научная ценность этнографической коллекции А.М. Раевской состоит в том, что она датируется первой половиной – серединой 19 столетия и тем самым входит в наиболее ранний достоверный круг памятников ижоры хэвасской этнографической группы, хранящихся в музеях России. Уникальный комплекс праздничного женского костюма ижорки, близкий к костюму 18 в., описанному Ф. Туманским, не находит аналогов а других отечественных собраниях. Начатую работу по атрибуции этнографической коллекции А.М. Раевской еще нельзя считать законченной, продолжение ее, возможно, обещает еще какие - то «открытия». Все эти предметы заслуживают подробного описания и специальной публикации, снабженной цветными иллюстрациями.

Заднепровская А.Ю. Ижорская коллекция Анны Михайловны Раевской

Коллекции:

8761-15251, 15255, 15256, 15261, 15263, 15264 , 15266, 15268-15282.

Ижоры.

32 №№. Утварь, мебель, музыкальные инструменты.

Петербургская губ. Петергофский у. дд. Б. Шишкино , Ижоры , М. Шишкино , Усть –Рудица. 1868 г. .

8762-31000, 31005, 31006 , 31018 /1,2 31022, 31031, 31032, 31035 , 31042 , 31047 , 31049/1,231060, 31061, 31062 , 33592 , 33593

32 №№. Ижоры.

Комплекс женской одежды.

Петербургская губ. Петергофский у. дд. Б. Шишкино , Ижоры , М. Шишкино , Усть –Рудица.1868 г