Сергей Иванович Сергель (1883 – 1955) – один из представителей широких кругов российской общественности, откликнувшихся в начале ХХ в. на призыв основателей Этнографического отдела Русского музея помочь в сборе этнографических коллекций для вновь организуемого музея. С.И. Сергель, студент естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, собрал и передал музею в 1906 – 1908 гг. очень значительные вещевые и фото коллекции по традиционной культуре коми и норвежских саамов, имеющие весьма основательную научную и музейную значимость.

При этом следует отметить, что имя С.И. Сергеля известно, в основном, музейным специалистам, которые широко используют собранные им вещевые и фото коллекции в экспозиционной практике. Жизнь его сложилась таким образом, что успешно начатая им карьера этнографа-исследователя прервалась в самом её начале, тогда как, например, С.И. Руденко и П.Е. Ефименко, его товарищи по университету, которые также сотрудничали с ЭО РМ, в дальнейшем выросли в крупных учёных. Он не оставил после себя научных публикаций, которые ввели бы результаты его исследовательской деятельности в научный оборот, поскольку сданные им в музей вместе с коллекциями рукописи, где зафиксированы результаты его полевых этнографических наблюдений, по объективным причинам не были опубликованы. Позднее им были изданы книги «Год кочевки с лопарями (1927 г.)» и «В зырянском крае» (1928 г.), однако они очень скоро стали библиографической редкостью. Прекрасные фотографии, сделанные им во время своих путешествий на территорию коми и к саамам Норвегии, и являющиеся, по существу, фотоэнциклопедией уже ушедшей в прошлое народной культуры, были многократно использованы различными авторами в научных и популярных изданиях, но всегда без указания авторства . Здесь мы пользуемся случаем восстановить историческую справедливость.

До недавнего времени сведения о жизни С.И. Сергеля ограничивались немногими фактами его биографии, связанными с работой по сбору коллекций для ЭО РМ, что получило отражение в документах, хранящихся в Архиве РЭМ. На их основе в последние годы появились публикации, посвящённые его экспедиции к саамам Норвегии . Но оставались неизвестными даже время и место рождения будущего исследователя, не говоря о других аспектах его жизни и деятельности. Между тем, из скупых фактов, зафиксированных в немногих документах, вырисовывались контуры личности яркой и неординарной, заслуживающей своего изучения и жизнеописания.

Судьба уже ушедшего из жизни учёного, также как и любого человека, приобретает со временем особое значение. Биографическое исследование не только позволяет по новому увидеть изучаемую личность, но и дает представление об особенностях рассматриваемого исторического периода.

Изучение биографий и интерпретация индивидуальных, но типичных для определённого социального слоя жизненных обстоятельств и событий, позволяет увидеть образ эпохи, значение и смысл которой шире конкретных человеческих судеб.

В результате архивных поисков автором настоящей статьи были обнаружены в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга документы, позволившие познакомиться со многими, неизвестными ранее страницами его жизни .

Сергей Иванович Сергель родился 23 сентября 1883 г. в местечке Синявка Слуцкого уезда Минской губернии, в семье волостного писаря. В 1894 г. он поступил в Могилёвскую гимназию, закончив её в 1904 г. и проучившись там 10 лет вместо обычных восьми. Скорее всего, это было связано с трудностями его детства, весьма небогатого, и ранней потерей родителей (в 1900 г. уже не было в живых ни отца, ни матери). Как было написано в справке, выданной ему Могилёвской гимназией для предоставления в Санкт-Петербургский университет и удостоверяющей его материальное положение: «С. Сергель вследствие действительно большой бедности и неимения решительно никаких средств к жизни, был на время пребывания в Могилёвской гимназии освобождён от платы за учение и получал ежегодные денежные пособия».

В 1903 г. Сергей Сергель, перешедший в выпускной класс гимназии, предпринимает в одиночку дальнее и авантюрное путешествие в далеко отстоящие от Могилёва места – на северную реку Печору, куда Сергель отправился, по его собственным словам, побуждаемый любознательностью и страстью к путешествиям. Выехав из Чердыни на лодке, он поднялся до верховьев Колвы, перебрался волоком в Унью, приток Печоры, по которой на лодке дошёл почти до верховьев Печоры. Затем пешком, с ружьём за плечами, он отправился в горы южной части Северного Урала.

Здесь будут уместны некоторые литературные параллели. Вот что писал А. Грин в «Автобиографической повести» (в ту пору – подросток из глухой провинциальной Вятки, сын мелкого чиновника), рассказывая о себе: «Перед моими глазами в воображении вечно были американский лес, дебри Африки, сибирская тайга. Слова «Ориноко», «Миссисипи», «Суматра» звучали для меня, как музыка … К тому времени под влиянием Купера, Э. По, Дефо у меня начал складываться идеал одинокой жизни в лесу – жизни охотника. … Я хаживал с ружьём далеко на озёра и в лес, и часто ночевал в лесу у костра». Желание вырваться из привычного, обыденного мира подвигло его не только к странствиям, но и к литературному творчеству. Также и С. Сергель, как показали дальнейшие события его жизни, успешно трансформировал своё недовольство реалиями жизни и стремление к более ярким её проявлениям в познавательную и созидательную деятельность.

Поездку на р. Печору в 1903 г. можно считать первым приобщением молодого человека к этнографическим иcследованиям. Во время своих странствий С. Сергель впервые столкнулся с незнакомым ему укладом жизни проживавших там экзотических для него народов – коми-зырян, манси, ненцев, русских старообрядцев. Скорее всего, эта поездка окончательно определила выбор им дальнейшего жизненного пути.

В 1904 г., окончив гимназию, С. Сергель поступил в Санкт-Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета в группу, где готовили географов. Жизнь в Петербурге складывалась нелегко. Как многие неимущие студенты того времени, Сергель вынужден был зарабатывать деньги репетиторством. В периоды полного безденежья ему приходилось оставлять учёбу в университете до более благополучных времён. Но можно предположить, что тяготы жизни скрашивались тем, что он получил возможность в период пребывания в университете насытить свою жизнь яркими путешествиями, к которым всегда имел склонность. Это было результатом его установившегося сотрудничества с Этнографическим отделом Русского музея.

В феврале 1906 г. Сергей Сергель пишет заявление в ЭО РМ с просьбой выделить ему 1000 рублей для сбора коллекций и этнографического обследования зырянского населения, живущего по берегам рек, впадающих в р. Печору в среднем её течении . Обосновывая свою просьбу, он сообщает о том, что в 1903 г. уже побывал в этом районе, где имел возможность близко познакомиться с местным населением. Далее С. Сергель обязуется собрать коллекции, характеризующие хозяйственные занятия коми (охоту и рыболовство), жилище, домашний быт (утварь, одежда). Этнографический отдел Русского музея счёл возможным включить Сергея Сергеля в число своих корреспондентов.

Весной 1906 г. он отправился из Вологды пароходом в г. Усть-Сысольск. Далее путь его лежал по берегу в верховья р. Вычегды, где Сергель надеялся, по его собственным словам, найти «более интересное место для наблюдений за жизнью зырян» .

Так началась первая в его жизни этнографическая экспедиция. Её основной задачей было изучение традиционной культуры коми и сбор этнографических коллекций для пополнения музейного собрания.

В конце июня 1906 г. он добрался до крупного волостного села Помоздин в верховьях Вычегды. В поисках типичной зырянской деревни, где сохранились архаичные формы традиционной народной культуры, Сергель, по совету местного учителя, направился в с. Бадь-иоль, расположенное в нескольких километрах к западу от Помоздина. В этой деревне он прожил два месяца, занимаясь стационарными исследованиями традиционного образа жизни коми. Это была одна из первых в истории этнографических исследований коми целенаправленная стационарная научная экспедиция.

За время своего пребывания на территории коми Сергель собрал 490 первоклассных этнографических памятников. Во время путешествия он сделал более двухсот уникальных фотографий. По результатам экспедиции Сергель сдал в ЭО РМ рукопись, содержащую описание зырянских построек в Помоздинской вол. Усть-Сысольского у. Вологодской губ., с приложением чертежей.

Анализируя коллекционные сборы Сергеля, следует отметить высокий профессиональный уровень, на котором они были сделаны. С.И. Сергель строго следовал всем пунктам программы, разработанной сотрудниками ЭО. Хорошо аннотированные коллекции достаточно полно характеризуют такие сферы традиционной культуры коми как земледелие, охота, рыболовство, ремёсла, домашний быт, средства транспортировки, мужская и женская одежда, народная медицина. Коллекции С.И. Сергеля заложили фундамент коллекционного собрания РЭМ по коми, послужили основой для дальнейшего выделения и изучения локальных вариантов культуры данного этноса.

Удивительный для совсем молодого человека профессионализм обьясняется той научной и творческой атмосферой, которая окружала С. Сергеля. Его преподавателем в университете был известный учёный Ф.К. Волков (1847 – 1918), читавший студентам-географам курс антропологии. Он же являлся одним из хранителей ЭО РМ и куратором Сергеля в музее. Способный любознательный студент, находившийся в тесном контакте с виднейшим учёным, не мог не воспринять новейшие тенденции в науке. Поэтому, хотя первичным импульсом к этнографическим исследованиям, несомненно, была свойственная ему, как он сам писал, «страсть к путешествиям» в отдалённые от цивилизации уголки земли, он смог состояться как специалист-этнограф.

В начале июня 1907 г., через 10 месяцев после возвращения из Коми края С. Сергель отправился, вновь по поручению Этнографического отдела, в своё следующее путешествие к саамам Норвегии и Финляндии. Исходной точкой экспедиции был г. Гаммерфест, расположенный на крайнем севере Норвегии, поскольку её целью был сбор этнографических коллекций у саамов норвежской северной провинции Финмаркен. Теперь, несмотря на свою молодость, Сергель уже опытный путешественник и этнограф. Как он считает, «наиболее глубоко удаётся познать страну при передвижении пешком или в лодке (если имеются водные пути), так как в этом случае исследователь наиболее свободен. Ему оказываются доступными самые недоступные уголки (часто самые интересные). Также важно обходиться без проводника. В одних случаях он торопит, в других – задерживает» . Именно так, обогнув всю северную оконечность Норвегии, он и добирался от г. Гаммерфеста до о. Вардё, – пароходом, на лодке, а местами и пешком, без проводника, холодным полярным летом, с огромным вещевым мешком за плечами, ночуя под открытым небом, часто под дождём, завернувшись, как пишет Сергель, в «непромоканец» (брезентовый дождевик).

На этом этапе экспедиции целью С. Сергеля было знакомство с жизнью морских саамов. На побережье Порсангер-фьорда ему удалось собрать небольшую коллекцию предметов по рыболовству. Там же он приобрёл и вертикальный ткацкий стан с грузом, являющийся уникальным экспонатом.

Дальнейшей целью С. Сергеля было изучение быта лопарей-оленеводов, кочующих в западной и центральной части Финмаркена. В связи с этим в начале осени он занялся поисками оленевода, который согласился бы взять его к себе на кочевье. Это, по словам Сергеля, оказалось делом нелёгким: «Одни говорили, что нет места в коахты (переносной конусообразный шалаш), другие врали, что не хватает оленей, третьи утвердительно кивали головой, кряхтели, сопели, зоркими глазами-щёлками прикидывали – что надо этому русскому? Каким глазом он хочет погубить оленей? » В конце концов ему удалось заключить договор с оленеводом Генриком Андерсеном Сара, по которому тот обязывался предоставить Сергелю в коахты место, меховое одеяло, полное питание и доставить его в Карашок, одно из центральных селений внутреннего Финмаркена. Таким образом, на несколько месяцев Сергель, вплоть до прибытия 26 ноября 1907 г. в Карашок, погрузился в кочевую жизнь. С. Сергель писал: «Вообще моя лопаризация происходила вполне успешно. Я оделся во всё лопарское, ел то же, что и все, и так же, как и все. Оказалось, что еда прямо пальцами имеет свои преимущества, увеличивая сумму вкусовых ощущений осязательными ощущениями. Понемногу я начинал понимать преимущества человека, имеющего при себе чесальный крючок, перед тем, кто вынужден обходиться без него. Даже тогда, когда в коахты никого не было, меня не тянуло помыться – я тоже мог бы простудиться и, таким образом, мытьё было и мне не здорово» . Это была его вторая за два года стационарная этнографическая экспедиция. Как и во время своего пребывания у коми в 1906 г., он занимался изучением антропологического типа саамов-кочевников, внешнего вида и внутренней планировки жилища, процесса его установки и разборки, традиционной пищи и одежды, принимал участие в пастьбе оленей. В Карашоке, куда Сергель прибыл в конце ноября, он имел возможность познакомиться с особенностями быта оседлых оленеводов. В конце декабря Сергель едет в Иннари, поселение на берегу одноименного озера в Финляндии, один из центров финской Лапландии, а затем посещает селение Каутокейно – центр западного Финмаркена, добираясь до него кружным путём, частично морем, с тем, чтобы увидеть океанскую стихию зимой. Там, как и везде, им собираются этнографические коллекции.

В конце января 1908 г., с окончанием полярной ночи, С. Сергель отправился на лыжах по территории Финляндии, пройдя свыше 300 км за две недели и наблюдая жизнь финских саамов. В начале весны 1908 г. С. Сергель вернулся в Петербург.

Результаты этой экспедиции оказались столь же впечатляющи, как и предыдущей к верхневычегодским коми. Собранная им коллекция, количеством в 317 номеров, представляет собой ценнейший источник по этнографии зарубежных саамов, характеризуя особенности культуры различных этнических групп: морских и речных саамов, кочевых и оседлых оленеводов. В суровых условиях полярной зимы им сделано около ста фотографий, которые зафиксировали различные стороны жизни северных номадов. Он сдал в ЭО РМ рукописный научный отчёт «Поездка к норвежским лопарям»,представляющий собой очерк культуры зарубежных саамов на рубеже XIX – XX вв.

Заметим, что оба путешествия С. Сергеля вполне проявили его характер, являвший собой сочетание юношеского романтизма, зрелой мужественности и тонкой наблюдательности. Перед нами предстаёт отважный путешественник, незаурядный исследователь, талантливый писатель. Несомненна его склонность к экстремальным приключениям, об этом свидетельствует и его опасное одиночное путешествие на лодке по р. Вычегде осенью 1906 г., и двухнедельный лыжный переход по финской территории, но не будем забывать, что ему в ту пору не исполнилось и 25 лет. Однако надо признать, что личность его не исчерпывалась романтической страстью к путешествиям. Научная основательность, с которой он выполнил свои обязательства перед ЭО РМ, поручившему ему сбор этнографических коллекций по традиционной культуре коми и саамов, их качественный состав, впечатляют и в наши дни, когда уже известны результаты более поздних исследований за весь истекший период со времени его экспедиций. Материалы, собранные С.И. Сергелем, во многом уникальны, поскольку в них зафиксирован пласт в то время уходящей, а в наше время уже ушедшей культуры коми и зарубежных саамов. Его собрание охватывает широкий спектр этнографических тем, давая представительную характеристику традиционной культуры этих народов.

В 1913 г. С. Сергель получил свидетельство об окончании университета. Сведения о дальнейшей его жизни весьма скудны. Известно, что в 1915 – 1916 гг. он работал в г. Вельске Вологодской губ. чиновником Удельного округа Министерства Имперского Двора и уделов .

Мы не знаем, как складывалась жизнь Сергеля далее, во всяком случае, ему удалось пережить суровые времена революции и гражданской войны. В 1920-е годы он работал в Московской обл., в Волоколамском зооветеринарном техникуме преподавателем географии . В историю техникума он вошёл как «великий мастер и энтузиаст экскурсионного дела» . Это время без преувеличения можно назвать «золотым веком» российского краеведения, поэтому совершенно естественно, что Сергель, опытный путешественник и исследователь народной культуры, лишённый возможности самореализации на должном уровне, искал приложения своих способностей и сил на краеведческом поприще. Не нужно обладать особой проницательностью, чтобы предположить, что такая деятельная натура, как С. Сергель, не мог быть полностью удовлетворён своей жизнью в Волоколамске, довольствуясь краеведческими экскурсиями по его окрестностям. В 1930 г. он пишет заявление в Комитет Севера при Президиуме ВЦИК, в котором просит назначить его краеведом на одну из северных культбаз , но изучение архивных документов, связанных с деятельностью этих учреждений, не выявило каких-либо интересующих нас сведений.

К сожалению, на этом обрывается цепь немногочисленных известных нам фактов биографии С. Сергеля.

С.И. Сергель, даже не будучи профессиональным этнографом, вписал ярчайшие страницы в историю Российского этнографического музея и отечественной этнографии и, несомненно, по праву должен занять своё место в ряду известных путешественников и этнографов прошлого.

Ивановская Н.И. Забытые имена: путешественник и этнограф С.И. Сергель.

Коллекции:

№983-зыряне.

Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 9 ед.

Модели строений.

№1001-зыряне.

Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 106 ед.

Охотничьи принадлежности.

№1012-зыряне. Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 21 ед.

Рыболовные принадлежности.

№1020-зыряне.Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 106 ед.

Сельско-хозяйственные орудия, утварь, кузова, корзины, зыбки, мешки, украшения дома, флюгера.

№1067-зыряне. Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 91 ед.

Одежда, обувь.

№1071-зыряне. Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 9 ед.

Сбруя.

№1164-зыряне.Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 74 ед.

Лечебные травы, растительные краски, пищевые запасы, музыкальные инструменты, игрушки, средства освещения, средства передвижения.

Фотоколлекции:

№984 - зыряне. Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 156 фото.

Темы: Поселение, жилище, хозяйственные постройки, земледелие, сенокошение, рыболовство, сцены деревенской жизни.

№1056 - зыряне. Волог. губ., Усть-сысольский у., Помоздинская вол. 1906 г. 50 фото.

Темы: Антропологические типы.

№3186 - саамы. Норвегия (Финмаркен)и Финляндия (бас. оз. Инари). 1908 г. 74 фото.

Темы: Виды природы, жилище, оленеводство, бытовые зарисовки.

№3188 - норвежцы. Норвегия (Финмаркен). 1908 г. 4 фото.

Темы: Поселение, рыболовство.

Архивные материалы:

Рукопись «Описание зырянских построек в Помоздинской волости Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии». Архив РЭМ, ф.1, оп.2, д.567. 110 л.

Рукописный научный отчёт «Поездка к норвежским лопарям». Архив РЭМ, ф.1, оп.2, д.568. 147 л.