В 1932 г. в Российский этнографический музей поступила коллекция, содержащая иллюстративные материалы (рисунки, вырезанные из иллюстрированных изданий) и фотографии, характеризующие историю и быт народов Российской империи. Она была передана в музей известным советским историком Древнего мира, академиком А.И. Тюменевым (1880-1959). Фотографии хранятся в фототеке РЭМ. Большая часть коллекции находится в Архиве музе. Она состоит из вырезанных из печатных изданий иллюстраций (более шести тысяч рисунков и фотографий), наклеенных на картонные планшеты. Сюжеты рисунков и фотографий отражают культуру многочисленных народов, населявших Российскую империю. Среди них находится небольшая коллекция иллюстраций, посвящённых Прибалтийскому региону, в том числе и Литве (24 единицы хранения). В большинстве своём рисунки, за исключением трёх из них, снабжены подписями на русском языке. Это свидетельствует о том, что большая часть данных иллюстраций взята из отечественных изданий. 16 из них представляют собой рисунки, 5 иллюстраций – фотографии. Размеры планшетов – 33 х 44 см, оттисков – от 5 х 7 см до 12 х 17 см. На оборотной стороне планшетов – ex libris А.И. Тюменева. Хотя коллекция и не велика, сюжеты рисунков достаточно разнообразны. В них отражены следующие темы: хозяйственные занятия литовцев, виды крестьянских поселений и изображения жилища, религия, крестьянские типажи, сцены из жизни литовских крестьян, ландшафтные зарисовки. На фотоиллюстрациях представлена только религиозная тематика.

Рассмотрим последовательно каждый рисунок по темам.

Хозяйственные занятия.

1. «Литовская соха». Изображение крестьянина, пашущего поле традиционной литовской двузубой сохой (arkles), сделанной из прикорневой копани, в упряжке с двумя волами. В левой руке у него – трубка. Слева – деревянный костел, на заднем плане – колодец-журавль.

2. «Литовские угольщики». Выжигание древесного угля в лесу.

Поселение и жилище.

1. «Селение в окрестностях Кобрина» (рядом – надпись карандашом: «Гродно»). Изображена деревня с кучевой планировкой. В центре – деревянный костел с колокольней. Слева, на холме стоит придорожный крест с двускатной деревянной кровлей. Такой же крест виднеется вдали, за деревней.

2. «Литовская деревня». Крестьянская усадьба, состоящая из хаты с двускатной полувальмовой крышей, крытой соломой, и хозяйственной постройкой, с полуразвалившейся изгородью и деревянным крестом за ней. На переднем плане – колодец-журавль и женщина, достающая из него ведро с водой, а также идущий мужчина с коробом за спиной и посохом в руках. Внизу рисунка надпись карандашом: «1880».

3. «Литовская хижина». Изображение крестьянской усадьбы. Хата с двускатной крышей, крытой дранкой, с изгородью, за которой находится деревянный крест. На переднем плане – фигура всадника и колодец-журавль.

4. «Литовская хата». Хата с крыльцом и двускатной крышей, крытой дранкой. Перед домом – домашняя птица.

5. «Croix à l\\\'entrèe d\\\'un village littuanien» (Крест на въезде в литовскую деревню). Изображена курная хата с двускатной крышей, крытой соломой. За домом – хозяйственная постройка. Перед домом, за изгородью – деревянный крест с распятием.

Религия.

1. «Н. Подбереский. Храмовой праздник в деревне на Литве. Акварельная выставка в С-Петербурге. 1909 г.». На репродукции акварели изображены люди, входящие в деревянный костел. На переднем плане – группа женщин и девочек, сидящих на траве.

2. «Костел в деревне». Изображение каменного костела.

3. «Придорожный крест» (надпись карандашом – «Литва»). На возвышении – деревянный крест, с двускатной деревянной кровлей.

Фотоиллюстрации, объединенные одним сюжетом:

1. «Вечорник» (рядом надпись карандашом – «Кальвария близ Вильно»). Изображена часовня (каплица) в лесу. Перед входом в храм - коленопреклоненные люди.

2. «Компания» (рядом надпись карандашом – «Кальвария»). Изображена группа людей (паломников), идущих по дороге в сосновом лесу. Одеты в крестьянскую одежду. Слева – изображение женщины в городском платье, наблюдающей за шествием.

3. «Подъем на Синайские высоты и первая брама Иерусалима» (надпись карандашом

– «Кальвария»). Группа паломников, подымающихся на холм и входящих в деревянные ворота «брама» .

4. «В Огройцу»(надпись карандашом – Кальвария бл. Вильны). Группа людей,

стоящая перед входом в каменную часовню (каплицу).

5. «Кальвария близ Вильны». Изображена дорога в лесу, слева – одна за другой, две

каменные каплицы.

Бытовые зарисовки.

1. «В дороге на конскую ярмарку». Изображена корчма с двускатной крышей, крытой

соломой. Перед ней – повозка, несколько лошадей, группа оживленно беседующих

крестьян и торговцев.

2. «Литовцы из окрестностей Вилкомира». На фоне каменного строения – запряженная парой лошадей повозка. Рядом – группа людей в традиционной одежде.

3. «Литовская еврейская корчма». Изображена покосившаяся хата, крытая дранкой.

Перед входом – запряженная лошадьми повозка и группа людей.

Типажи.

1. «Jeune fille russe en Lithuanien» (Русская девушка в Литве). Поясной портрет

девушки в головном платке.

2. «Un Lithuanien» (Литовец). Погрудный портрет мужчины с длинными волосами в

меховой шапке.

3. «Un juif lithuanien» (Литовский еврей). Поясной портрет мужчины с котомкой через

плечо.

Безусловно, все эти вырезки иллюстраций нельзя рассматривать, в силу их вторичности, как научный источник по этнографии Литвы, хотя, в целом, данная коллекция дает представление об определенных чертах истории и культуры, как материальной, так и духовной, литовского этноса. Здесь представлены образцы народной архитектуры – жилища, хозяйственные сооружения, костелы, каплицы, малые архитектурные формы (колодцы, придорожные кресты), отражены их конструктивные особенности. Зафиксирована планировка поселений. На рисунках показаны хозяйственные занятия литовских крестьян (пашенное земледелие) , подсобные промыслы (выжигание угля), орудия труда (деревянная двузубая соха), средства передвижения (двукольные телеги). Через жанровые зарисовки отражен повседневный быт литовских крестьян (сцены у корчмы). На этих рисунках достоверно запечатлена традиционная народная одежда, мужская и женская (рубаха, юбка, безрукавка, полотенчатый головной убор, покрывало-скара у женщин, кафтаны и головные уборы у мужчин). Представлены в коллекции и типажи людей, отражающих этнический состав населения литовских земель того времени. На рисунках изображены: литовец, русская девушка, еврей.

Значительное место в коллекции занимают рисунки и фотографии, посвященные духовной культуре литовцев. Почти на каждом рисунке имеется изображение деревянных придорожных крестов, представляющих одну из самых интересных и своеобразных черт духовной культуры Литвы. Все фотоиллюстрации, имеющиеся в коллекции, посвящены теме католической Кальварии. На них изображены каплицы, расположенные по дороге в Костел Обретения Св. Креста (вблизи г. Вильно), символизирующие крестный путь Иисуса Христа, а также группы богомольцев, двигающихся к храму и молящихся у часовен.

Географической привязкой снабжено только три иллюстрации из всех, вследствие чего не представляется возможным очертить ареал распространения зафиксированных в них явлений. Хронологические рамки можно попытаться определить, рассмотрев издания, из которых могли быть взяты рассматриваемые иллюстрации. Здесь необходимо кратко остановиться на истории издания иллюстрированных периодических изданий как на территории России, так и за её пределами.

Иллюстрированные журналы были заметным явлением в культурной жизни России XIX в. Эти научно-популярные издания энциклопедического характера представляли читателям очерки по истории, географии и этнографии России и зарубежных стран. Текст обычно сопровождался иллюстрациями, усиливавшими его информационный потенциал и научно-познавательное значение. Первым из российских журналов такого рода было «Живописное обозрение». Его начали издавать в 1835 г. в Москве, всего лишь несколькими годами позже подобных зарубежных журналов «Penny Magazine» в Англии (1832), «Pfenning Magazin» в Германии (1833), «Magazin pittoresque» во Франции (1832). В 1850 г. в Санкт-Петербурге вышел ещё один иллюстрированный журнал «Живописный сборник», окончательно утвердив в издательском деле России подобный тип периодики .

Вершиной издательской деятельности в этом направлении стала «Живописная Россия» - объемное иллюстрированное сочинение энциклопедического характера (издание М.О. Вольфа), посвященное всестороннему научному описанию Российской империи и многочисленных населяющих её народов (развернутое название: «Живописная Россия – Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении»). К участию в этом уникальном издании были привлечены лучшие научные и литературные силы. С 1881 г. по 1895 г. было издано 12 томов полного описания России. Оно охватывало такие аспекты, как её природа, а также культура, быт, экономика, верования, фольклор народов, населявших огромную страну. При подготовке издания во всех уголках России был просмотрен огромный массив разнообразных иллюстрированных материалов – изданий, акварелей и фотографий, изучались государственные и частные коллекции.

Кроме виднейших российских ученых, для написания очерков приглашались местные исследователи своего края. Автором историко-этнографических очерков, посвященных Литовскому Полесью , был Адам Гонорий (Адам Карлович – в русских публикациях) Киркор (1818 – 1886) – историк, этнограф, археолог, публицист. Он являлся членом-корреспондентом Императорского археологического и Русского географического общества, занимался изучением географии, этнографии, статистики, краеведения Литвы и Белоруссии . Жил и работал в Вильно, сотрудничал с основателем Виленского музея древностей Е.П. Тышкевичем, был действительным членом созданной последним при музее Археологической комиссии. К его консультациям по литовскому народному костюму, в частности, прибегал хранитель Дашковского этнографического музея известный этнограф В.Ф. Миллер при составлении своего «Систематического описания коллекций Дашковского этнографического музея» . Среди многих работ А. Киркора и первый каталог Виленского музея .

Очерки А. Киркора о Литовском Полесье в «Живописной России» иллюстрированы рисунками, идентичными тем, которые находятся в нашей коллекции (за исключением трех рисунков с подписями на немецком и французском языках и всех фотоиллюстраций). В оглавлении этого тома «Живописной России» указаны фамилии авторов рисунков (без инициалов). Художником, выполнившим иллюстрации, идентичные вырезкам из коллекции (НВ № 12762-1, 2, 6; 12763-1), называется Дмоховский. Винцент (Викентий) Дмоховский (1807 – 1862) – выпускник Художественной школы при Виленском университете, участник Польского восстания 1831 г. В 1837 – 1854 гг. и с 1858 г. жил в Вильно . Авторство рисунков, идентичных вырезкам из коллекции (НВ № 12762-4, 7, 8; 12764-1), приписывается Крашевскому. Скорее всего, имеется в виду Юзеф Игнацы (Иосиф Игнатий) Крашевский (1812 – 1887) – известный польский писатель, автор многих произведений на исторические темы . Это предположение подкрепляется тем фактом, что, выражаясь современным языком, «пилотным» проектом «Живописной России» явилось задуманное М.О. Вольфом в 1856 г., в начале его издательской деятельности, иллюстрированное описание Польши под редакцией И.И. Крашевского, не осуществленного по политическим причинам. С достаточной долей вероятности можно предположить, что эти иллюстрации были подобраны самим Крашевским, а позднее, когда готовилось издание очерка по Литовскому Полесью для «Живописной России», они получили его имя. Сам И.И. Крашевский, после участия в Польском восстании 1863 г., уехал в Германию, и никогда более не возвращался на родину. Таким образом, рисунки, послужившие иллюстрациями для «Живописной России», а затем в этом качестве вошедшие в литовскую коллекцию вырезок А.И. Тюменева, можно датировать серединой XIX в.

Иллюстрации с подписью на немецком и на французском языках, скорее всего были взяты соответственно из упоминавшихся выше журналов «Pfenning Magazin» и «Magazin pittoresque».

Происхождение вырезок фотоиллюстраций, посвященных католической Кальварии, установить не удалось. Судя по одежде персонажей на фотографиях, они были сделаны не ранее рубежа XIX – XX вв. В целом, временной интервал коллекции можно определить в рамках середины XIX – начала ХХ вв.

Таким образом, коллекция представляет собой вполне информативную тематическую подборку иллюстративных материалов по истории и этнографии Литвы и носит справочный характер. Но, пожалуй, этим её научное значение и исчерпывается. Её истинная ценность лежит в плоскости истории культуры. Историко-культурное значение коллекции заключается в том, что она раскрывает феномен такого явления, как коллекционирование, преломляющегося через личность конкретного собирателя-коллекционера и отражающего время, в котором он жил.

Прежде чем приступить к анализу этого явления, заметим, что в архиве РЭМ нет точной и достоверной информации об авторе-собирателе шеститысячной коллекции вырезок из печатной продукции. Если учесть еще тот факт, что А.И. Тюменев в 1932 г. передал в Российскую национальную библиотеку (тогда – ГПБ) коллекцию портретов из отдельных листов и вырезок из русских и иностранных журналов, насчитывающую 28000 единиц , приходится признать его авторство совершенно невероятным. Академик А.И. Тюменев, чей ex libris нанесен на листы коллекции, был известным ленинградским библиофилом, обладателем колоссальной библиотеки, полученной им по наследству от своего отца, И.Ф. Тюменева .

Илья Федорович Тюменев (1855 – 1927) – известный в свое время литератор, либреттист, библиофил, художник, земский деятель. Логично предположить, что именно он, человек разносторонних интересов, и был собирателем огромнейшей коллекции вырезок иллюстраций. Насколько это предположение достоверно, показало изучение архива И.Ф. Тюменева, хранящегося в Отделе Рукописей Российской национальной библиотеки. В его личном дневнике за 1913 г. встречается следующая запись: «Много времени занимают коллекции, а именно разборка картинного материала» , который, как он пишет далее, наклеивает вечерами, но «…без всякой надежды когда-нибудь наклеивать все, что накапливается. Материал в виде журналов, отдельных выпусков – привозил Саша (А.И. Тюменев – авт.) Сам он теперь увлекается коллекцией видов России, скупает открытки, фотографии. Зато коллекция у него растет не по дням, а по часам». Таким образом, подтверждается предположение о том, что именно И.Ф. Тюменев являлся собирателем коллекции, хранящейся в РЭМ, и скомплектованной при непосредственном участии его сына Александра Ильича, будущего академика.

Пытаясь понять природу именно этого вида коллекционирования, прежде всего, необходимо обратиться к личности коллекционера.

Илья Федорович Тюменев был родом из семьи богатых рыбинских купцов. Его дед, Федор Ильич, богатый хлеботорговец, неоднократно избирался в Рыбинске городским Головой, был известным меценатом и благотворителем. Его сын, наследник солидного состояния, проживал с семьей уже в Петербурге, где и прошли детство и юность И.Ф. Тюменева. Он относился к не редкому уже во второй половине XIX в. типу русских купцов, для которых дело их предков – предпринимательство не представляло никакого интереса, а наличие капитала была средством реализации истинных интересов и увлечений. И.Ф. Тюменев был наделен природой немалыми талантами, разнообразие которых, видимо, мешало ему определиться сразу с выбором жизненного пути. Осенью 1866 г. его отправили, как и следовало купеческому отпрыску, в Торговую школу Т. Видемана, а уже зимой перевели в другое учебное заведение, в котором он, видимо, занимался музыкой. С 1875 по 76 гг. он берет уроки музыки, а возможно, и композиции, у Н.А. Римского-Корсакова. В дальнейшем Тюменев не только сохранял дружеские отношения с великим композитором, но и сотрудничал с ним. Он написал несколько либретто для его оперных сочинений, в частности, к одной из самых известных опер «Царская невеста». Сочинял и сам – романсы, церковную музыку, писал оперу «Еретики». Заметная страница его музыкально-литературной деятельности – переводы на русский язык либретто опер зарубежных композиторов («Орфей» К. В. Глюка, «Дон Жуан» В.А. Моцарта, оперы Р. Вагнера) .

В 1880 г., будучи уже отцом семейства, И.Ф. Тюменев поступает в Академию художеств, одновременно продолжая заниматься музыкой. В 1888 г. он ее окончил, получив звание свободного художника. Во время обучения он знакомится с А.П. Рябушкиным (1861 – 1904), впоследствии – известным русским художником, не только историческим живописцем, но и великолепным книжным и журнальным графиком . На протяжении всей жизни их связывала тесная дружба. В 1887 г. И.Ф. Тюменев построил себе усадьбу недалеко от станции Любань Николаевской ж. д., назвав ее «Приволье», где и приютил своего друга, продолжая меценатские традиции своей семьи. Он построил А.П. Рябушкину отдельный дом с мастерской, где художник, человек небогатый и одинокий, всецело поглощенный творчеством, жил практически до самой смерти . Их объединяла не только любовь к отечественной истории, народной культуре, что было очень типично для русской интеллигенции последней трети XIX в., но и профессиональные интересы. А.П. Рябушкин, как известно, был одним из авторов росписи храма Спаса на крови (вместе с художниками В.В. Беляевым и В.П. Павловым), им помогал И.Ф. Тюменев . Он, конечно же, по силе художественного таланта значительно уступал А.П. Рябушкину , но, так же, как и его знаменитый друг, был увлечен искусством книжной и журнальной графики . А.П. Рябушкин к середине 90-х гг. был широко известен как блистательный мастер-график, который легко справлялся с иллюстрированием самых разнообразных сочинений. Он со времени обучения в Академии художеств сотрудничал с такими изданиями как «Живописное обозрение», «Живописная Россия», «Исторический вестник» – научно-популярный историко-литературный ежемесячный журнал, 1880 – 1917, в котором печатались материалы по отечественной истории . В нем регулярно появлялись исторические и историко-этнографические публикации И.Ф. Тюменева.

И.Ф. Тюменев много путешествовал по России, в молодости долго жил на Украине, часто бывал и заграницей – в Западной Европе, Сирии, Палестине. Литературная одаренность позволяла И.Ф. Тюменеву облекать свои наблюдения и впечатления в форму художественно-этнографических путевых очерков, увлекательно и живо написанных в традициях русской краеведческой литературы второй половины XIX – начала XX вв.

И.Ф. Тюменев был страстным библиофилом. Собирание книг, пожалуй, было его главным увлечением. В Привольном, где Тюменев провел лучшие, зрелые годы своей жизни, он построил специальное помещение для своей библиотеки. Там же он разместил и купленную после смерти писателя Н.С. Лескова у его наследников большую часть его огромного книжного собрания. Одно время он держал букинистический магазин, но очень скоро вынужден был его закрыть, т.к. лучшие книги оставлял себе . Одним словом, в сообществе русских библиофилов Тюменев был фигурой заметной. Книги он собирал до самой смерти, даже и в послереволюционные годы, когда жизнь его коренным образом изменилась.

Жизнь И.Ф. Тюменева была насыщена множеством интересных увлечений, украшена дружескими отношениями со многими известными людьми, и, на поверхностный взгляд, могла показаться легким существованием свободного и не бедного художника. Однако он постоянно и упорно занимался не только самосовершенствованием, как это явствует из его дневников, но и, занимаясь благотворительской деятельностью, играл заметную роль в просвещении местного крестьянства. Обратимся к дневниковым записям Тюменева. В 1913 г. он записывает свои текущие дела . Среди них: сочинение оперы «Еретики», разработка музыкальных набросков, выписки из разных материалов по русской и всеобщей истории, составление каталога библиотеки по отделам (библиотека имела отделы русской и всеобщей истории, социально-экономических наук, географии, этнографии, фольклора, истории литературы, изобразительного искусства, театра, музыки, художественной литературы и др.), чтение журналов «Отечественные записки», «Исторический вестник», «Живописной России», работа с коллекцией «картинного материала».

В России, во время царствования Александра III, сосредоточием благотворительной и просветительной деятельности местной интеллигенции были Приходские попечительства. И.Ф. Тюменев был членом Добросельского церковно-приходского попечительства (в селе Доброе находилась его усадьба). Он был одним из авторов росписи Добросельской церкви, а также постоянно участвовал в различных благотворительных акциях. Он организовал женский церковный хор, который исполнял и его произведения. Кроме того, в Приволье существовало литературно-художественно-музыкальное общество, устраивались концерты, ставились спектакли, для которых афиши и декорации создавал А.П. Рябушкин.

В 1914-1915 гг. И.Ф. Тюменев был слушателем Московского городского университета имени А.Л. Шанявского, посещал курсы по внешкольному образованию и воспитанию . Как просветитель, он был востребован и новой властью. Добросельское общество потребителей «Обновление» обратилось к нему с просьбой продолжать руководство просветительным отделом общества – хором, чтениями, театром, библиотекой. Возможно, на этой стезе И.Ф. Тюменев обрел свое истинное призвание. Он и в 1918 г. продолжал организовывать концерты для местной публики в селе Добром – выступал хор, он сам играл с женой на фортепьяно в четыре руки, читал литературные произведения .

Когда в 20- годы стали выселять из усадеб помещиков, И.Ф. Тюменев уехал в Ленинград к сыну. Некоторое время он руководил одним из ленинградских букинистических магазинов . Умер И.Ф. Тюменев в 1927 г.

Новгородский краевед С.М. Смирнов, посетивший летом 1926 г. покинутую хозяином усадьбу, писал: «Внутри было пусто и пахло нежилым. И на душе у меня было печально и сиротливо» . Не стало былой жизни, имения, библиотеки, всего, что казалось важным и составляло смысл жизни, все растворилось в небытии, но осталась коллекция –материальное воплощение интересов, интеллектуальной и творческой деятельности, эмоциональных переживаний.

Коллекция И.Ф. Тюменева, если рассматривать ее целиком, содержит около 35 тысяч вырезок иллюстраций из печатных изданий. Это, как указывалось выше, вырезки историко-этнографической тематики, хранящиеся в РЭМ, и – портретная часть собрания, которая находится в Отделе эстампов Российской национальной библиотеки. Каким бы странным ни казался этот вид коллекционирования современному человеку, при жизни И.Ф. Тюменева он был весьма распространен. Достаточно сказать, что подобное занятие было любимым увлечением на отдыхе выдающегося русского химика Д.И. Менделеева. По воспоминаниям родственников, он наклеивал собранные им коллекции фотографий и репродукций с русских и известных иностранных картин и гравюр на листы бристольского картона .

Это сходство можно считать типологическим, отражающим специфику определенного вида коллекционирования в конкретный хронологический период времени. Вышеупомянутые коллекции представляют собой свод систематизированной познавательной информации, своего рода иллюстрированную энциклопедию-справочник.

По сути, это был один из способов компактного хранения информации, полученной в процессе познания.

В коллекции И.Ф. Тюменева отразились все его разнообразные интересы и дарования, в том числе и не вполне реализованные. Интерес к истории и этнографии, любовь к живописи и рисунку, библиофильство – все это было мощным стимулом для собирания данной коллекции. В личности Тюменева сошлось несколько доминирующих качеств – потребность в творчестве, страсть к познанию и желание передать свои знания окружающим. Работа с материалами коллекции способствовала его реализации как творца и просветителя.

Собрание И.Ф. Тюменева можно признать, с одной стороны, типичным, как дань общему увлечению людей одного поколения и круга русской интеллигенции, с другой – уникальным, отразившим индивидуальность коллекционера. Несомненно, его коллекция является историко-культурным памятником, поскольку дает представление о специфике такого явления в истории русской культуры конца XIX начала – XX вв. как частное коллекционирование.

Н.И. Ивановская. И.Ф. Тюменев и его собрание иллюстративных материалов в Российском этнографическом музее (литовская коллекция) // Старая Литва: Каталог. СПб., Вильнюс, 2009. С. 113-123.